Ru Sci-fi Форум Бориса и Аркадия Стругацких  
 - Начало - Регистрация - Ответить - Поиск - Статистика - Опросы -  - Правила форума
abs.rusfforum.org / Creative Communes / Обитаемый Остров: продолжение
Автор Сообщение
Loreen

Участник
# Дата: 2 Ноя 2009 17:31 - Поправил: Loreen
Ответить 


Просьба ко всем участникам:
в данной теме ТОЛЬКО посты-заявления или обсуждённые и утверждённые тексты продолжения.

Больше ничего!

Огромная просьба к модераторам:
весь офф-топик удалять, невзирая на лица.

Loreen

Участник
# Дата: 2 Ноя 2009 19:45
Ответить 


Я, Loreen, буду принимать участие в работе над продолжением романа АБС «Обитаемый остров» в качестве равноправного соавтора текста. Я соглашаюсь со всеми правами и обязанностями, которые накладывает на меня данный статус, и при этом обязуюсь выполнять все установленные правила

Епифаныч
Участник
# Дата: 5 Ноя 2009 19:42
Ответить 


Епифаныч готов и с удовольствием примет участие в работе над продолжением романа АБС «Обитаемый остров» в качестве равноправного стажёра-соавтора текста (пока не наберётся опыта). И в сём деле многотрудном обещает он соблюдать правила установленные, а также чтить права и обязанности, свои и сподвижников.

Зона
Участник
# Дата: 5 Ноя 2009 19:50
Ответить 


Я тоже согласная со всем, хотя и боязно мне. Плохо слогом владею, книгу перечитать надо, но за второстепенного персонажа попробую.
Ваша Зона

Tuk

Участник
# Дата: 9 Ноя 2009 22:17
Ответить 


Я, Tuk, буду принимать участие в работе над продолжением романа АБС «Обитаемый остров» в качестве равноправного соавтора текста. Я соглашаюсь со всеми правами и обязанностями, которые накладывает на меня данный статус, и при этом обязуюсь выполнять все установленные правила

Loreen

Участник
# Дата: 17 Ноя 2009 10:26
Ответить 


Настоящим сообщаю, что в соответствии с пунктом 3 Правил определились 4 соавтора-игрока:

1. Loreen,
2. Епифаныч,
3. Зона,
4. Tuk.

Приём безусловных заявок окончен.
Первая часть топика (посты-заявления) объявляется закрытой.


С 17 ноября начата форумная игра «Продолжение романа Аркадия и Бориса Стругацких «Обитаемый остров»».

В данной теме разрешено выкладывать только утверждённые тексты продолжения ОО.

Для обсуждения сюжетных ходов открыта тема
«Обсуждаем продолжение ОО»

Для обсуждения литературных изложений ходов открыта тема «Черновик. Обсуждение»

luciliy
Участник
# Дата: 24 Ноя 2009 19:23 - Поправил: luciliy
Ответить 


Принимаю любезное приглашение Loreen и, если не против остальные участники, готов стать соавтором. Правила принимаю.

sidorov
Администратор
# Дата: 24 Ноя 2009 21:19
Ответить 


Административное сообщение


Отныне, в соответствии с замыслом редактора игры, все сообщения о членстве в игре, согласии и несогласии с членством других участников и т.п. публикуются в теме "Приём заявок на участие в литературной форумной игре".

Данная тема резервируется для опубликования релизов глав продолжения ОО, обсуждённых участниками и утверждённых редактором.

Loreen

Участник
# Дата: 28 Ноя 2009 17:17
Ответить 


"Из всех возможных решений выбирай самое доброе".

Приписывается Л. Горбовскому.


Tuk

Участник
# Дата: 28 Ноя 2009 18:03
Ответить 


Странник

Несколько часов у меня не было свободной минуты, чтобы разобраться в том, что произошло. В том, что натворил этот молокосос, погоня за которым отняла столько времени и сил и все равно кончилась ничем. Ну и что, собственно говоря, делать дальше? Эти вечные проблемы Департамента, целый ворох сиюминутных дел, эта бесконечная рутина... А тут еще мальчишка, решивший одним махом перекроить целый мир.

Понятно, что парень чувствовал себя виноватым, но я на него даже не злился. Не было у меня на это ни времени, ни сил, ни желания. Фанк был тут как тут, он, как обычно, появился из ниоткуда, едва понадобился. Он весьма кстати вспомнил о Раде, и я отправил его вместе с Маком забрать девушку, больше из желания остаться одному, хотя бы ненадолго.

Выгнав из кабинета всех, вместе с испуганной секретаршей, пытавшейся сохранить деловой вид, я закрыл дверь и подошёл к окну.
Если не считать развалин на месте Центра и поразительное для этого времени дня безлюдье, ничего не изменилось. Видны были мрачные чёрные фигуры патрульных, казавшиеся игрушечными желтые машины излучателей. Я покачал головой. Мак считает их чуть ли не главной проблемой. Хотелось бы мне в это поверить!

Мака я упустил. Предотвратить катастрофу не удалось. Но сейчас не время думать о причинах. Теперь главная задача - быстро и чётко разобраться с последствиями. Пока казалось, что вычерпать море ведром проще, чем удержать Страну Отцов от окончательного распада.

Хонти, Пандея, Островная Империя, голод и инфляция были всегда. Кое-как с этими проблемами справлялись, привыкли, как привыкают к зубной боли. Гораздо худшей перспективой стала гражданская война, которая казалась уже неминуемой. И именно её необходимо было предотвратить в первую очередь.

Я поднял трубку правительственного телефона. Как ни странно, но связь действовала. Папа ответил сразу и, не став слушать, потребовал немедленно прибыть во Дворец.

Это меня не устраивало. Мне были нужны все пятеро, собранные вместе - только так они уравновешивали друг друга, только так можно было сыграть на их страхах, недоверии друг к другу, слабостях, чтобы заставить их сразу же принять необходимые решения.

- Мне нужно время до восемнадцати, - спокойно сказал я, как всегда, ничего не объясняя. - И мне нужно видеть всех.

После короткой паузы (наверняка решал, стоит меня осаживать или разумнее выполнить мою просьбу) Папа сухо сказал:

- Мы ждём тебя к восемнадцати, Странник. И лучше бы тебе объяснить то, что произошло.

Я положил трубку и снова подошёл к окну. Теперь у меня есть несколько часов, чтобы решить, с чего начинать.

Во-первых, необходимо предотвратить резню в штабе подполья (это первая и единственная на ближайшее время задача для Мака), во-вторых, необходимо предотвратить драку за власть среди Отцов (и это первая и пока главная задача для меня), и, в-третьих, надо подготовить почву для переговоров Отцов и штаба подполья.

Страна провалится в состояние лучевого голодания. Необходим каждый, действительно каждый мыслящий и способный к осознанной деятельности человек. Поэтому каждый выродок, будь он один из Отцов, подпольщик или легальный обыватель, окажутся в этой несчастной Стране на вес золота!
Но как это сделать, как их всех убедить, что с этого дня, любые сведения старых счетов – смерти подобны? Нужно было видеть сегодня Вепря, надо было знать Папу, чтобы понимать: это – невозможно!

Но это единственный реальный вариант решения кризиса. Земля на помощь не придёт. Кроме принципа невмешательства, здесь сыграет свою роль и недостаток ресурсов на самой Земле. Одно дело прогрессорство, другое дело – десятки миллионов человек перемещать через Пространство. Землян - с оборудованием, саракшиан - с психозами. И что дальше?

Всё население Страны Отцов в земные санатории, лечиться? Всё население Земли в Страну Отцов – вылечить планету, отстроить всё заново и вернуть пациентов обратно? Ну, хорошо, лучевое голодание и шизофрению мы им вылечим, а души? Нет, этот путь не годится. На Землю рассчитывать нельзя. Всё необходимо решать здесь, самим и сейчас. Ещё, как бы ни было тяжело сегодня, нельзя забывать будущее. Саракшиане не должны видеть в землянах ни врагов, ни богов.

Только друзей, коллег, партнёров, но не Учёных, за стеклом пробирки. Всё, решено. О катастрофе сообщим, своей вины и просчётов не утаим, но кучу разгребать будем самостоятельно.

Итак, первая задача. Как мне вывести из-под удара прокурора и генералов, затеявших хонтийскую авантюру? Труднее всего с Умником. Генералы, как обычно, найдут миллион причин своих неудач.

А с прокурором как быть? Дело ведь не в том, что он поддержал проигранную войну. Дело в том, что именно он слил Маку информацию про Центр. Папа на то и Папа, чтобы сложить два и два, и вычислить, что Умник знал о Центре, мог пытаться его захватить, и, следовательно, отвечает за всё произошедшее.

А Умник сейчас нам понадобится, ведь ни у кого нет таких прочных связей в подполье, как у него. Ни у кого нет такой надёжной агентурной сети и проверенных провокаторов. Разве что у меня, поправил я сам себя. С помощью прокурора и Мака мы сможем оттянуть неизбежную резню и взять подполье под контроль. Мак сумеет верно направить Вепря, а Умник - своих стукачей.

Я поймал себя на том, что держу в руках телефонную трубку, и набрал государственного прокурора. Секретарь пообещал доложить, долго шуршал бумагами и слишком часто стучал пресс-папье. По всей видимости, Умник болтался где-то поблизости, но не спешил подойти к аппарату. Как всегда умничал и шансы прикидывал. Наконец, соизволил промямлить:

- Я слушаю, как рад, какие новости, чем обязан.

Ты, засранец, ещё о погоде со мной поговори, хотел было сказать я, но вместо этого поинтересовался:

- Не хочешь заехать в гости? Обсудим результат твоей последней инспекции.

После нескольких секунд гробового молчания Умник пообещал быть через двадцать минут.
Я осторожно положил трубку на рычаг. О том, как лучше поступить с Умником, следовало ещё подумать. Но я был уверен - он не должен попасть под горячую руку ни левых, ни правых, а в своём Департаменте я смог бы его сохранить хотя бы несколько суток. Это был отличный запас времени. В нынешней ситуации.

Loreen

Участник
# Дата: 6 Дек 2009 22:06 - Поправил: Loreen
Ответить 


Умник

Никогда в жизни я не ждал этого проклятого лучевого удара, как ждал его сегодня. Я не мог даже усидеть в ванной, вылез, как был, мокрый, выхлебал полбутылки вина, не чувствуя ни его вкуса, ни опьянения, словно воду пил. Вот что значит — нервы. Вот что значит — возраст. Вот что значит — чёртов Странник вернулся. Никто бы не нарушил моих планов, а этот — может. Я вдруг остро пожалел, что не наплевал в своё время на странниковы шлемы и не шлёпнул сукина сына. Впрочем, мне сразу же вспомнился Волдырь, и я тут же порадовался, что привык сначала десять раз просчитать ситуацию, и только на одиннадцатый отправлять убийц по намеченному адресу. Вот поэтому Волдырь на том свете, а я — тут. И выберусь снова. Умник есть Умник. Если бы ещё Странника не было...

И тут меня скрутила дикая боль. Я не успел ей ни обрадоваться, ни удивиться, ни почувствовать облегчения. Сколько это продолжалось, не знаю, но когда всё кончилось, я даже обычной в момент окончания припадка эйфории не почувствовал. Сразу понял, что времени это заняло куда меньше, чем обычно. И с удручающей ясностью осознал, что это означает провал всей моей затеи.
В кабинет влетел референт:

- Ваше превосходительство! Взрыв в Столице! Телецентр взорван!

Сперва я не понял. Потом до меня дошло: Мак не захватил Центр. Мак его уничтожил! И тут я сорвался, заорал в полный голос:

- Почему врываетесь без стука? Какое мне дело до Центра... до телецентра? Следователи пусть разбираются, что я, на каждую ерунду должен реагировать? Вон отсюда!!!

Референт выскочил, как ошпаренный, а я заходил по кабинету кругами, лихорадочно соображая. Взорван! Уничтожен! Теперь всю эту шваль в повиновении не удержать! Теперь в силе тот, под чьим контролем армия! А кто её теперь контролирует?

Мне даже в голову не пришло, что теперь лучевых ударов можно не бояться дважды в день, что можно не смотреть на часы каждые десять утра и десять вечера в ожидании кошмара.

Первая мысль была — застрелиться к чёрту. Но вторая пришла гораздо более разумная. Нужно выкрутиться и из этой ситуации. В конце концов, кто знает, что за попыткой захвата Центра стоял я? Нет, подозревать-то могут, конечно, вот только доказать — чёрта с два!

Папа сейчас все силы бросит, чтоб найти предателя. Значит, надо ему этого предателя организовать. Опыта мне не занимать, тут с Умником никто не сравнится! Я остановился, как будто громом поражённый. Мне в голову пришла изумительная мысль — а что, если сделать предателем Странника? А что, только что вернулся — и сразу попытка захвата Центра! И Мака он у меня забрать пытался, и работал Мак ...чтоб ему пусто было, сопляку этому, такое дело ему поручил, такую информацию дал, все условия предоставил, так нет, ничего не смог, всё загубил! Никто работать не в состоянии, всё делать самому приходится!.. Да, о чём это я? Ах да, и работал Мак у Странника, в его Департаменте! Как всё сходится-то, а?

И не от меня информация пройти должна, а... ну, скажем, от Деверя! На него в моём сейфе много чего припасено: и как промышленники заказы на новые танки получали, и сколько он с этих заказов себе в карман положил, и как планировал Папины рудники оттяпать...

Я кинулся к сейфу, но в этот момент но в этот момент постучал референт, тихонько просунул голову в дверь:

- Вам звонят по серой линии, ваше превосходительство. Странник.

Я замер. Дьявол, дьявол, больше нечего сказать. Предвидел? Догадался? Я был готов поверить в то, что он в состоянии читать мысли.

Так медленно я не шёл к телефону никогда в жизни.

- Умник? Это Странник, - произнёс знакомый твёрдый голос.

- Здравствуй, Странник, - промямлил я. - Рад тебя слышать. Какие новости? Чем обязан?

Говорил и ждал: вот сейчас скажет...

- Не хочешь заехать в гости? - небрежно спросил Странник. - Обсудим результат твоей последней инспекции.

Моей последней инспекции. Тогда я и встретился с Маком, позвал его к себе, в присутствии свидетелей. Знает. Он не просто подозревает. От всё знает. Зачем зовёт? Сдать Папе? Вариант. Но не самый реальный. Не для Странника. Он бы сам в этом случае не позвонил, действовал бы через Шурина, как тогда, с Волдырём.

Чего он хочет? И тут меня словно кипятком по спине окатило от радости: да он же под подозрением, как и я! Это повод для того, чтобы нам с ним побарахтаться совместно! Войти в альянс! Против Папы и остальных! Другого случая не будет, уж настолько-то я Странника знаю!

Нет, потом я его, конечно, утоплю. Ну... постараюсь. Но не сейчас! Теперь мы друг другу нужны. Объединив усилия, компроматы, агентов, мы сможет выкарабкаться вместе!
- Буду через двадцать минут, - сказал я.

Мак

Фанк сам сел за руль автомобиля, чему я был в общем-то рад. Несмотря на всю свою любовь к самостоятельности. Просто никак не мог успокоиться. Слишком много всего произошло за сегодня.

Взрыв Центра. Удалось, массаракш! А я-то и не надеялся пережить сегодняшний день! Да, Странник страшно недоволен... надо же, не один я здесь, не один!!! Никакой я больше не Максим Крузое! И о маме можно больше не переживать, ей скажут, что я нашёлся, живой и здоровый нашёлся, и занят нужным и важным делом... Странник об этом ей и скажет, хотя и отчитал меня, как мальчишку, за самоуправное вмешательство.

Да, всё получилось не совсем так, как я планировал. Но мне же удалось их освободить! Удалось их из кукол превратить в людей! И я позабочусь о том, чтобы они поднялись. И я позабочусь, и Вепрь позаботится, и остальные...

- Особняк, - негромко сказал Фанк, оторвав меня от размышлений.
Мы вышли из машины, прошли мимо охраны. Фанк проводил меня до входа и остался у дверей, напоследок сказав:
- По лестнице на второй этаж и направо. Вот ключ.

Я шёл и думал, как сказать Раде о смерти Гая. Как можно подготовить бедную девочку к тому, что она останется теперь совсем одна. Родителей нет, младший братишка умер, вот теперь и старший погиб...

В особняке было уютно, чисто, красиво. Пускай тюрьма, но комфортабельная. Даже роскошная.

Только там было очень тихо. Страшно тихо. Удушающе тихо. Мёртвая тишина.

Наверное, именно она подготовила меня к тому, что я увижу. Да ещё и короткое воспоминание о том, что я увидел в Центре, когда спешил уйти оттуда прежде, чем взорвётся бомба. Воспоминание о гвардейце, снёсшем себе полчерепа, с огромным чёрным пистолетом, зажатым в мёртвой руке.

Нет, Рада, конечно, не застрелилась. Она всегда терпеть не могла оружия, ругала нас с Гаем, если мы оставляли автоматы на виду, выделила нам целую секцию в шкафу для этих смертоносных игрушек и для гвардейской формы. Она и крови боялась, я помнил, как Гай поранил руку, и какая она была бледная, когда накладывала ему повязку на ладонь. Но под воздействием Чёрного излучения страх крови отступил.

Я вытащил её из ванной, заранее уже зная, что ничего нельзя сделать. Вода была омерзительного розоватого цвета, на фоне которого её лицо стало похожим на восковую маску. Кажется, я всё-таки пытался её спасти. Пытался забинтовать запястья, пытался сделать искусственное дыхание, старался найти нервный контакт...
Всё было зря. Я просто ещё раз убедился в том, что убил её.

Сзади ко мне тихо подошёл Фанк. Он молчал и за это я ему был особенно благодарен.
- Мы всё сделаем, Мак, не беспокойся... Я говорил со Странником. Он не хотел трогать тебя до завтрашнего дня, но... Я доложил ему о том, что случилось. Он считает, что тебе именно сейчас нужно Дело. И это дело у него для тебя есть. Он просил тебя срочно приехать. Я отвезу тебя к нему, вернусь сюда и сделаю всё, что необходимо. У неё ведь нет родственников?

- Нет, - с трудом сказал я. - После того, как я появился в её жизни, у неё больше никого не осталось.

Tuk

Участник
# Дата: 13 Дек 2009 07:27
Ответить 


Странник II

Итак, двадцать минут до встречи с Умником.
Два часа до совещания у Папы.

Что планируем глобально? Заменить всех Отцов, разумеется. Эти пятеро слишком привыкли к тому, что их решения воплощаются в жизнь просто оттого, что они этого хотят. Они привыкли к Башням, они привыкли управлять рабами. Они умеют драться только друг с другом и не смогут теперь контролировать страну.

Реальная замена им одна — подполье. Вепрь, Зеф, Генерал. Ещё Умник, со свои опытом интриг и огромной сетью негласной агентуры. Мак? Почему нет... Надо как следует об этом подумать...

Впрочем, это всё в перспективе. И от сегодняшнего совещания зависит, насколько она будет близка.
Что пока?

Первое — Мак. Пока пусть побудет со своей Радой, немного придёт в себя. До завтра.
Но завтра же: первая задача для него – установить мне надёжную связь с Вепрем и его боевиками. Эта связь необходима при любом развитии событий. При умелом руководстве его группа сможет стать и опорой, и ударной силой и последним редутом обороны. Моих людей тоже следует задействовать по-максимуму, и прежде всего — Фанка.

Второе — совещание.
Итак, официальная версия: террористы взорвали телецентр, поэтому вводится комендантский час. Приказать всем запастись продовольствием и питьевой водой на несколько дней — когда люди свалятся от лучевого голодания, вся система жизнеобеспечения и продовольственного снабжения окажется парализованной.

Ну, и наконец, третье — Умник.
Кто у нас там был в курсе того, что телецентр и радиоцентр ещё и Центр?

Резкий зуммер внутренней связи заставил меня вздрогнуть. Звонили от охраны, сообщили, что приехал государственный прокурор. С охраной.

- Пусть оставит свою охрану на входе, - я испытал короткое мстительное удовлетворение. Допёк он меня со своим креслом. Впрочем, главное было не в глупой мести. Следовало вывести Умника из равновесия. - Сопроводите господина прокурора ко мне.

Я видел, как он идёт к административному зданию от центрального входа, где его и остановили. Пешком. Медленно. В сопровождении четырёх вооружённых патрульных Департамента специальных исследований.
Чтобы пройти сотню метров и подняться на третий этаж, ему понадобилась целая куча времени.

- Привет, Умник. Зря ты не слишком торопился. Времени, между прочим, у нас с тобой нет вовсе. Поэтому выслушай внимательно то, что я тебе скажу. О том, что именно ты слил Маку информацию о Центре, Отцам станет известно, если уже не стало известно, в ближайших несколько часов. Мотивы твои мне вполне понятны. Хонтийская авантюра провалилась, и чем она закончится лично для тебя – а ведь это ты провоцировал Дергунчика на этот конфликт — думаю, мы оба понимаем. Я говорю с тобой откровенно и без обиняков. То, что ты расскажешь мне сейчас, может - заметь, только может! - спасти твою драгоценную жизнь. Это – как минимум. Если тебе очень повезёт, и если я вдруг решу, что ты мне нужен, и к тому же возьму в связи с этим на себя труд тебе помочь, то, возможно, тебе удастся ещё и сохранить кабинет.

Я сейчас не боялся говорить откровенно. Раз Умник приехал – деваться ему действительно некуда. Доверять старому лису, разумеется, нельзя, но ради спасения собственной шкуры и привычного комфорта тот сделает всё, что я от него потребую. Да и времени на обычные игры и полунамёки не было катастрофически.

Умник слушал меня внимательно, напряжённо и весь как-то подобравшись. Привычный лоск был на месте, а вот вальяжности и снисходительности ко всем и ко всему, во всём его облике явно поубавилось.

- Самый первый вопрос, который меня интересует: кто ещё, кроме тебя и Папы имел информацию о расположении Центра? Я рассматриваю возможность вывести тебя из-под удара, но здесь, как ты сам понимаешь, придётся подставить чью-то голову... вместо твоей. Нам нужен кто-то. Кстати, если таковой найдётся, на фоне сегодняшних событий твои хонтийские грешки попросту забудут. Никому не будет дела ни до тебя, ни до хонтийской войны.

Прокурор думал. Я видел, что он лихорадочно соображает, зачем он мне нужен и как из этого вытянуть максимум выгод для себя. Всё было как всегда. Наконец Умник решился.

- Я не знаю, кого предложить. Я торопился, шёл ва-банк и не готовил прикрытия для операции. Я... мы понимали, что армия долго не протянет. Надо было решать проблему. Быстро.

Ну да, разумеется, поражения армии ты боялся, как же. Не ожидал,что я вернусь так рано, вот и запаниковал.

- Сам я о Центре узнал случайно и довольно давно. Тех, кто при этом присутствовал, в живых не осталось никого. Говорю как есть, - Умник помолчал. - А теперь откровенность — за откровенность. Тебе-то это всё зачем? Зачем ты со мной связываешься? Твои руки чисты, Отцам твои мозги и твой Департамент нужны в настоящий момент больше, чем когда бы то ни было. Я-то тебе зачем понадобился?

Я прошёлся по кабинету. Да, они торопились и не готовили отходные пути. От Мака другого ждать и не приходилось, но как этот старый интриган ничего не подготовил на случай провала? На что он рассчитывал?

Значит, остаётся только переворот. Глаз с Умника спускать нельзя, но сейчас нужна вся информация и вся власть, которой тот располагает. Для этого придётся посвятить его в свой, сшитый на скорую руку, план. Иначе нельзя. Тем более, что Умник играет в нём свою роль.

- Уничтожение Центра, которое вы с Маком провернули, приведет к лучевому голоданию среди лояльных граждан. Можешь поверить мне на слово, всё равно в научной терминологии ты не разбираешься, это - страшно. Вся страна, кроме таких как я и ты, выродков, провалится в тяжелейшую депрессию. «Чёрное излучение», последствия которого ты мог лицезреть сам, бьёт сразу и наповал. Лучевое голодание точит человека изнутри, медленно, как вода точит камень, но также неумолимо. Все обычные люди в ближайшие дни потеряют способность к активной деятельности. Во всех случаях по-разному, но армия, полиция, Гвардия, да просто рабочие у станков, впадут в апатию. Страна провалится в Хаос. Наши Отцы тебе хорошо известны. Они не сумеют, если даже захотят, управлять страной в новых условиях. Я хочу воспользоваться ситуацией и взять Власть в свои руки. Точнее говоря, я это вынужден сделать, если хочу спасти страну.

От тебя мне нужна вся информация о месторасположении резиденций и охране Отцов. О твоих связях в подполье я знаю достаточно. Мне они тоже нужны. Необходимо, что бы левые малой кровью получили большинство в штабе. Они его всё равно получат, но от твоих агентов зависит, сколько мы потратим на это человеческих и временных ресурсов. А из представителей штаба мы попытаемся сформировать дееспособное правительство. И ещё. На Департамент Юстиции, хотя бы временно, будет возложена функция поддержания гражданского порядка. Насколько это будет возможно в сложившейся обстановке.

Всё время, пока говорил, я наблюдал за Умником. Внешне, разумеется, тот никак не проявлял своих чувств, однако спокойствия и уверенности у него явно прибавилось. Ох, и намучаюсь я с ним. Ладно, те, кто есть – с теми и придётся работать.

Loreen

Участник
# Дата: 17 Дек 2009 21:40
Ответить 


Умник.

Я думал. Я думал с того самого момента, как секретарь доложил о звонке Странника. Мыслей было много, но, одна, главная, мысль не давала мне покоя всю дорогу до Департамента: зачем я понадобился Страннику? Сразу после первого же телефонного разговора с ним я убедился, что лысый верзила действительно собрался меня спасать, что я ему нужен и что у меня появился шанс.

И вот теперь, выслушав его речь, как всегда - короткую, как всегда - по делу, и как всегда - как минимум, с тройным дном, я понял, что у меня появляется возможность для манёвра и интриги, но времени на обычные игры нет. В этом тот прав. Я был удивлён. Как быстро Странник разобрался в ситуации!..

Но когда я понял, какую игру он на этот раз затеял, у меня даже внутри захолодело. Это тебе не очередная привычная интрига за место потеплее. Это - Переворот. Драться придётся, всерьёз и насмерть. Самому. Информацией придётся делиться, а так дорого она давалась! Массаракш, не зря я его про себя называл пожирателем миллиардов, вот теперь он и до моих сокровищ добрался...

Но всё это - полная ерунда по сравнению с тем, что теперь я - спасён! Мне с трудом удавалось скрывать своё ликование. Меня даже не беспокоило то, что Странник, по сути, присвоит себе плоды моего, Умника, труда. Плоды эти, судя по его словам, были горше горького, ну пусть он их и вкушает. Зато мы ещё побарахтаемся.

Мелькнула, правда, у меня одна привычная мыслишка. Может, проще всё организовать? Настучать Папе на Странника – и всех делов. Впрочем, отбросил я её сразу и вовсе не из благородных побуждений. Странник всё просчитал, во всём был прав. Деваться мне некуда, и если всё, что он говорил про лучевое голодание, правда, то Отцы не удержат Страну от распада.
Придётся согласиться на план Странника, а там – будет видно.

В это время зазвонил телефон. Странник поднял трубку, выслушал, сказал:

- Вези его немедленно ко мне, остальным займёшься после, - и положил трубку.
Молча прошёлся по кабинету, видно было – что-то неприятное сообщили ему в этом коротком разговоре. Ах, если бы узнать, что именно!..

Потом он быстро подошёл ко мне, и спросил, внимательно глядя мне в глаза:

- Ну что, ты с нами?

- Да, - ответил я.

Странник сел напротив и выжидающе уставился на меня.

- Что с Отцами делать будем? - наконец выдавил я из себя.

- А ты сам как считаешь? - деловито поинтересовался он.

- Перебьём? - кисло спросил я. Меня эта идея вовсе не вдохновляла.

Я слишком хорошо представлял себе все трудности: одно дело ухлопать Волдыря, и другое дело - уложить всех пятерых Отцов в этой проклятой душной комнате, за дверями которой -целая толпа охраны. Тут уж никакое лучевое голодание нас не спасёт, если они поймут, что мы натворили.

К счастью, Странника эта идея тоже не вдохновляла.

- Не пойдёт, - покачал он головой. - У меня другое предложение. Надо их изолировать.

- Шлёпнуть по-тихому? - не понял я.

- Нет. Оставим в живых - они могут пригодиться. Но из активных игроков выведем.

- Нужна хорошо вооружённая мобильная группа, - я воодушевился. Вооружённая - это значит, из людей Странника, он же у нас шеф контрразведки! Значит, я тут не при чём, если не получится - отвечать не мне... Хотя... чего уж там - не мне. Если у него... если у нас ничего не выйдет, мало нам обоим не покажется. - Захватим Отцов... - я замолчал, увидев, что он отрицательно качает головой.

- Мы должны всё сделать тихо. У меня нет никакого желания провоцировать гражданскую войну - а она неизбежна, если народ узнает о Башнях и о перевороте. Мы должны заменить Отцов на своих людей, а для остальных всё останется по-прежнему. Отцы анонимны, никто не знает их в лицо. Это отличная возможность для тайного захвата власти.

- И кого отрядим на роль Отцов? - эти слова вырвались у меня прежде, чем я успел их остановить.

И тут же я получил по заслугам за свою несдержанность - Странник ядовито оскалился:

- Видишь себя в роль Папы? Погодим пока делить ещё занятые кресла, подумаем лучше, как их освободить.

Ну да, конечно, погодим! Сам-то уже наверняка всё продумал, в том числе и то, кого на чьи должности засунуть!

- Ты прав, - сказал я вслух. - Попробуем иначе. Что, если вынудить их самим скрыться? - я удовлетворённо заметил, что Странник кивает.

- Я тоже так подумал. Попробуем доказать им, что всё случившееся - заговор внутренних и внешних врагов страны. Хонти и Островная Империя от предателя узнали о назначении Башен, сговорились с ним, и решили уничтожить нас! Взорвали Центр, а теперь будут пытаться перебить всех Отцов заменив их своими людьми. Чтоб этого избежать, им следует скрыться, всем пятерым. А мы останемся тут — разгребать эти помои и охранять их места до их победного возвращения, как только всё наладится.

- Четырём! - поправил я. - Одного придётся сдать - как предателя, от кого ещё хонтийцы и островитяне могли узнать о назначении Башен и о местонахождении Центра? - я с лёгким удивлением увидел, как по лицу Странника пробежала лёгкая тень. Похоже, ему не слишком нравилась моя идея о предателе. Или он с чего-то засомневался, стоит ли убивать одного из этих зажравшихся болванов?

- И кого же? - с неудовольствием спросил Странник.

- Думаю, Шурина. Лучше, конечно, Папу, но у него в руках и так вся власть, так что ему-то не было никакого смысла связываться с хонтийцами. А Шурин из них самый сообразительный, так что лучше избавляться от него. И вообще — он мне никогда не нравился, и никогда не упускал момента сказать гадость про тебя...

- Можно подумать, что тебе нравится хоть кто-то другой... - проворчал Странник. Похоже, он обдумывал моё предложение, и, хотя оно явно не радовало, он был готов согласиться с его разумностью. - Умник... ты у нас Умник... Но в этот раз пистолет будет у тебя. После Волдыря они меня всегда проверяют.

- То есть? - оторопел я. - Ты что, хочешь сказать, что его надо будет убить... МНЕ?

Этот убийца снова оскалился:

- А ты как думал? Всё повесить на меня? Нет уж. Твоя идея - убрать Шурина, тебе и карты в руки. В смысле - пистолет!

Я представил себе, как достаю из кармана эту тупорылую смертельную игрушку, нажимаю на курок... отдача толкает руку назад, в комнате повисает жирный чёрный дым, кислый запах становится нестерпимым, а Шурин с простреленной головой валится со своего ободранного золочёного кресла.
Меня замутило. Хорошо отдавать приказы о ликвидации, зная, что не посмотришь умирающему в глаза. Но стрелять самому...

- Хорошо. Пристрелю я его, - я покачал головой. - А тут врывается охрана и начинает стрелять по нам, как по предателям, не разобравшись.

- В прошлый раз никто не стрелял, - явно забавляясь, заметил Странник.

- Ты в прошлый раз не одного из Отцов завалил, - отрезал я. - И потом, они все были с промытыми мозгами. А теперь? Ты поручишься, что им ничего подобного в голову не придёт? Что это твоё лучевое голодание на них не скажется подобным образом?

- Не поручусь, - Странник помолчал. - Ладно. Вывезем их всех из столицы. Есть у меня пара мест, где их можно будет подержать... На всякий случай...

- Ты думаешь, их так просто будет уговорить бросить всё и сбежать? Хотя... Если гарантировать личную безопасность им, их семьям, обеспечить безбедное существование... Ну, в смысле, убедительно им всё это пообещать... У тебя ведь есть такие возможности... в том числе - финансовые?

- Хочешь сказать, что у тебя их нет? - Странник отреагировал молниеносно, как всегда, когда мы с ним делили выделяемые для наших департаментов средства. Почему-то Отцы вечно урезали у меня и отдавали ему. Нет, мне тоже нужны были защитные шлемы, но ведь реальных дел в первую очередь требовали от меня! И как я должен был платить агентам?.. Вот и теперь он явно решил оплачивать эту поездочку за счёт департамента юстиции! - Между прочим, это ТЕБЯ я прикрываю. А ты ещё и сэкономить решил? Не выйдет. Я предоставлю место. Организую транспорт. Охрану...

Место? Транспорт? Охрану?.. То есть - ты будешь знать, где они, а я - нет???

- Охрана будет общая. Совместная, - я даже приподнялся. Этого ещё не хватало - отдать все ниточки в его руки! - У меня есть такие возможности, ты же знаешь!

- Договорились, - кивнул Странник. - Но тогда и пенсию Отцам ты будешь оплачивать за свой счёт!

Он встал:

- Время, Умник. Нам пора. Говорить у Папы буду я. Ты - поддерживать всё, что бы я ни сказал. Вперёд.

Анна
Участник
# Дата: 20 Янв 2010 07:50
Ответить 


Эгер Дардан. Дневник.

Я стою у почти застывшей металлической лужи. Она кажется глубокой - блестящее озеро с дымящимися каменными берегами. Горячий воздух, поднимается от озера, искажает дома, людей, машины. Красивая картина, если бы не отвратительный запах горелого мяса, запах железа и мертвечины.
Врачам здесь делать нечего. Они садятся в машины и уезжают подальше от жара и смрада.
И огня почти нет. Пожарные пытаются потушить слабые огоньки, вода шипит, дым и пар поднимаются выше.
Полиция не борется с прибывающей толпой. Родственники подходят ближе к развалинам, но жар отгоняет их назад. Женщина, похожая в профиль на рыбу, изумлённо смотрит на разрушенное здание и не может поверить в свое счастливое спасение. Никто не понимает, что случилось.
Не понимаю и я. Понимаю лишь, что больше никогда не увижу свою жену. Голова разрывается от боли, в груди саднит, хочется лечь и ни о чем не думать.
Время остановилось...

Я возвращаюсь домой без пяти десять. Что бы ни случилось, в десять я должен быть дома. Это моё время. Я вынимаю Лини из кроватки, прижимаю к себе. Пять лет в одно и то же время она смотрит на меня страшными глазами. Её пронзительный крик, мои глухие стоны и провал в пустоту, в черную пустоту без мысли и воспоминаний. Только боль. Я сливаюсь с Лини в одну кровавую саднящую болячку. Боль невыносима, кажется, что она никогда не кончится, что существуем только мы с Лини, одни в черной пустоте.
Но это не так. Весь мир покрыт тысячами таких болячек. Мир стыдится их, пытается уничтожить, как заразу, как свой позор.
Через полчаса Лини засыпает таким тихим сном, что я несколько раз подхожу к ней, чтобы убедиться, что она дышит.
Утором перед моим уходом на работу приходит бабушка Лини, моя мама. Десять утра – это её время, её несчастье, её наказание.

Я беру Лини на руки, сажусь в кресло. Я качаю её, целую бледные ручки, русую головку с седой прядью, веря, что боль от этого уменьшится. Я жду удар, жду, жду... Но ничего не происходит. Проходят минуты, Лини спит. Впервые за двадцать лет я не упал в обморок. Не упал...
Я проснулся поздно ночью, положил Лини в кровать и долго стоял, глядя на неё и в никуда. Мой последний тонкий лучик, моя ниточка... Свет ушел, остался лучик...
Страшный день и странный вечер. Как-то они связаны: смерть Фаты и странный спокойный вечер.

Мама примчалась рано утром. Два дня мы провели втроём. Мы плакали и смеялись, мы обнимали друг друга, гладили по плечам и головам. Мы были несчастны и счастливы одновременно. Мы не ходили даже в магазин – у нас был полный холодильник еды, приготовленной на моё сорокалетие. А главное, у нас была наша любовь и преданность.

Только как объяснить пятилетней девочке, что её мама никогда не вернется.

Loreen

Участник
# Дата: 20 Янв 2010 13:44
Ответить 


Странник.

- Сам понимаешь, нужно будет убедить их в том, что между нами нет сговора, - я внимательно смотрел на Умника. Тот усиленно соображал. - А то подозрительность наших драгоценных Отцов и так всегда не знала границ, а теперь, после Вашей идиотской выходки с башнями, она возрастёт многократно. И насчёт того, кто им будет пенсии платить, я не шучу!

Вот так. Пускай подумает и посчитает деньги, в которые ему обойдётся затеянный им же переворот.
Мне позарез нужны были оставшиеся до встречи у Папы несчастные сорок минут. Предстояло сделать слишком многое, и на то, чтобы заниматься Умником, у меня уже не хватало времени.

- Мне надо связаться со своими финансистами, - недовольно сказал тот. - Нужно же понять, сколько я должен потратить! И сколько я смогу потратить!

- Хорошо, - пожал я плечами. - Полчаса, не больше! - и тут же вышел из кабинета.
У дверей я сделал знак охране: никого не выпускать, и быстро пошёл к запасному выходу из здания — туда Фанк должен был доставить Мака. Мальчику нужно было позарез придумать важное дело. Я слишком хорошо представлял себе, что он чувствует после смерти Рады.
Проходя мимо лекционного зала, я бросил взгляд на часы. Массаракш, как летит время! Впрочем, в цейтноте мне всегда работается лучше, и нужные мысли приходят быстрее.

Итак.
Поддержка от членов подполья нашему маленькому заговору нужна просто позарез. В моём институте работает та смешная троица - Икс, Игрек и Зет. Все они связаны с левым крылом подполья, и уже должны были поговорить с Вепрем обо мне. Весь вопрос в том, что этого будет явно недостаточно. Вот здесь мне и пригодится Мак. Ему доверяют и Вепрь, и Зеф... Зефа, кстати, обязательно нужно будет вводить в состав правительства — повесим на него здравоохранение и жизнеобеспечение... Каммерер должен убедить их обоих в том, что мне можно доверять. И это будет непросто.

И тут я увидел Мака и Фанка. Максим шёл, с трудом переставляя ноги, с отрешённым лицом. Может, отправить его всё-таки на Землю? Теперь, пожалуй, он и спорить-то не будет. Увидел последствия собственных необратимых поступков! Впрочем, разозлиться на него мне не удавалось. Я сам был виноват во всём произошедшем, и гораздо больше него. Надо было остаться! Надо было отказаться от очередного пустословного совещания, от обязательного отдыха на Пандоре, от месяца на Земле, такого же обязательного, как совещания и рекондиционирование, и заниматься тут делом!..

Максим взглянул на меня (глаза у него были совершенно мёртвые), и тут же мысли мои приняли совсем другой поворот. Хорошо. Отправлю я его на Землю. А тут мне кто поможет? С подпольщиками? С Отцами? Нет уж. Пускай остаётся здесь. Если его не сломало всё, что произошло с ним за этот год, он и это выдержит. Должен, массаракш!

- Максим, я очень сожалею о Раде, - я не удержался от ещё одного взгляда на часы. - Но сейчас ты нужен мне.

- Я не могу, - тускло сказал он. - Это я во всём виноват. Из-за меня погиб Гай. Из-за меня умерла Рада. Я ещё две сотни человек убил там, в Центре. И Рыбу — она тоже там была. И того смешного человечка, которого я звал Торшером. И ту девушку в вестибюле...

- Ты ещё забыл экипаж патрульного танка, - резко сказал я. - И ещё тех гвардейцев, которые погибли, когда вы взорвали ту, первую, башню. Будем перечислять их сейчас поимённо? Или всё-таки займёмся делом? Приложим все усилия к тому, чтобы не погибло ещё больше людей? Или ты сдался? Натворил дел, а теперь что — в кусты? Мне одному прикажешь расхлёбывать эту кашу? - я удовлетворённо заметил, что в глазах Мака появляется жизнь. - Нет уж. Пока не наладим в стране хоть какое-то подобие порядка, изволь взять себя в руки. Твои личные переживания никого не волнуют.

- Да, Рудольф. Вы правы. Я не имею права дезертировать, - Мак помолчал, собрался. Поднял голову. - Что я должен делать?

- Мы должны создать дееспособное правительство, и это могут быть только выродки. Остальные сейчас бесполезны. Заменим своими надёжными людьми Отцов. Иначе мы просто спровоцируем гражданскую войну. Это недопустимо, с этим, думаю, ты согласен?

- Да. Вы уже решили, кто конкретно будет в составе правительства?

- Мне нужны Вепрь и Зеф. Плюс на твой выбор кто-то из подпольщиков, кто сможет удержать под контролем армию, - я прекрасно знал, что у Мака кандидатура будет только одна — Генерал. И он меня вполне устраивал. - И ещё Умник.

- Государственный прокурор? - я видел — Максиму показалось, что он ослышался.

- Бывший государственный прокурор. На первых порах он мне необходим. У меня нет времени всё тебе сейчас объяснять, Мак. Как только у нас будут свободные хотя бы полчаса, я всё тебе объясню. Но сейчас ты просто должен мне поверить! Мне — землянину и сотруднику СГБ, Максим!

- Хорошо, Рудольф, - ему это страшно не нравилось, но спорить сейчас со мной у него просто не было сил. - Вам я верю. Какова моя задача?

- Ты должен убедить Вепря и Зефа в том, что мне можно верить. И в том, что нам придётся работать с Умником.

- Нам?.. Вы тоже собираетесь стать членом правительства, Рудольф?

- У меня просто нет другого выхода. Как иначе можно предотвратить смертоубийство в новом кабинете? - горько усмехнулся я.

Loreen

Участник
# Дата: 20 Янв 2010 13:47
Ответить 


Мак.

Сказать, что я был потрясён — значило, ничего не сказать. Странник (я заметил, что стал называть его про себя именно местным, саракшианским именем, а вовсе не Рудольфом) собирался работать с прокурором? Я ничего не мог понять. Зачем? Почему? Для чего?

Мы вроде бы собирались делать революцию. Строить справедливое общество... Тут я снова вспомнил Раду, и только неимоверным усилием воли заставил себя не думать о ней. Он прав. Не время. Для того, чтобы каяться в её убийстве, у меня будет полно времени... после того, как мы сможем разгрести эту кучу.

...Мы собирались строить справедливое общество. И что же теперь? Заговор, смещение Отцов, формирование нового правительства из таких мерзких типов, как Умник? Ничего не понимаю! Ну, хорошо, я сейчас Страннику помогу. После он ведь объяснит мне, зачем так поступил? Не может же мне он — землянин! - солгать?

Зеф уже был в департаменте. Вепрь подъехал минут через пять. Радостный и счастливый — операция по очистке штаба подполья, очевидно, прошла успешно. Я даже расспрашивать его не стал. Слышать об очередных убийствах людей, у которых есть жёны, дети, родители, любимые, мне не хотелось.
Я встретился с ними обоими во дворе, у того самого павильончика.

- Ну, массаракш, теперь ты можешь объяснить мне, Мак, за каким чёртом ты поручил мне пристрелить Странника? - Зеф был просто в бешенстве. - Мне что, заняться больше нечем? Сижу тут, как распоследний идиот, в обнимку с автоматом, ничего не понимаю, и вдруг вижу тебя под ручку с этим самым дядькой, который, как ты сам мне говорил, собирался тебя убить! И ладно бы ты соблаговолил мне сказать, что происходит! Нет, процедил только: извини, Зеф, нам некогда. И умчался с этим случайно живым трупом! Ты почему не сказал мне, что Центр взорван, а? Сссопляк!

- Замолчи, Зеф, - Вепрь внимательно смотрел мне в лицо. - Что произошло, Мак?

- Потом, - сказал я с трудом. - Всё потом, сейчас - только самое главное. Странник - наш человек.

- Что значит... - начал Зеф, но Вепрь перебил его.

- Это я уже слышал, Мак. И помнится, задал вам вопрос: чей — наш? И на этот вопрос вы мне не ответили.

- Он изначально был в оппозиции к правительству. Я... я знаю его давно, - я испытывал к себе такое отвращение, что меня даже затошнило. Ну почему, почему я должен врать этим людям? А что я им скажу? О Земле? О Совете Галактической Безопасности? О том, какие отношения приняты между людьми у меня дома? О том, что мы не обманываем друг друга, о том, что, если нас просят о помощи, мы помогаем, не раздумывая? - Я знаю его очень давно. Просто так сложилось, что я о нём совсем забыл. А вот теперь увидел - и вспомнил. Он честный человек. И он давно пытался изменить существующий порядок вещей. Просто не смог сделать то, что сделал я.

- Так, - Вепрь чуть нахмурился. - Хорошо. Вы его знаете. Я вам доверяю достаточно, чтобы согласиться с вами. Что дальше?

- Поговорите с ним. Он... у него есть план - как взять нынешнюю ситуацию под контроль.

- Под какой ещё контроль, массаракш? - взревел Зеф. - Центра нет! Мы теперь сами сможем всё контролировать!

- Всё не так просто, - Вепрь мрачно покачал головой - Ты что, забыл о войне? И потом... Я не очень понял, Мак, но вы что-то говорили о лучевом голодании?

- Да. Это похоже на болезнь наркоманов, у которых отняли их зелье. Все жители страны Отцов всю свою сознательную жизнь просуществовали в поле, излучаемом башнями. И теперь они лишились его. Вдруг. Сразу. Я видел последствия у... у... у Гая. Это очень тяжело. Они все будут практически беспомощны.

- Синдром отмены? - сунул пятерню в рыжую шевелюру Зеф. - Паршивые дела. Так и до психических заболеваний недалеко.

- Поэтому вы нужны, как никогда, доктор психиатрии Аллу Зеф.

Мы все вздрогнули — Странник появился совершенно бесшумно, и теперь стоял рядом со мной, круглыми зелёными глазами рассматривая обоих саракшиан по очереди.

- Добрый день ещё раз, - Вепрь смотрел на Странника в упор. - В прошлый раз нам поговорить не очень-то удалось.

- Да, - спокойно сказал Странник. - И сейчас у нас опять мало времени. Мы все прекрасно осознаём произошедшее. И то, с какими проблемами нам придётся столкнуться.

- Одна из проблем — Неизвестные Отцы. Я бы сказал — основная. - Зеф настороженно смотрел то на меня, то на Вепря, то на Странника. Таким я его давно не видел. - Они сделают всё, чтобы восстановить Центр, начнут вовсю использовать армию, Гвардию, весь аппарат подавления. Аресты, провокации, расстрелы...

- Я знаю, - перебил его Странник. - Отцов и их физическое устранение я беру на себя.

- Вы?..

- Да. Мне понадобится прикрытие, которое смогут обеспечить ваши люди, Вепрь. Но основное сделаю я... и Мак.

- И что взамен вашей помощи?

- Место в составе нового правительства. Я откровенен, как видите. Мне это место нужно только на первых порах — пока мы не возьмём ситуацию под контроль. После проведём свободные выборы. Но сейчас, в условиях войны, это попросту нереально.

- То есть... вы предполагаете просто уничтожить старых Отцов и заменить их новыми? - тихо спросил Зеф.

- Пока — да. Нам совершенно не нужна ещё и гражданская война. Достаточно войны с Хонти, - Странник снова, в который уже раз, посмотрел на часы. - У меня очень мало времени. Решайте.

- И кто будет входить в правительство? - Зеф задал это вопрос ещё тише.

- Кто ещё, кроме нас четверых? - Вепрь понял всё с полуслова.

- Троих, - покачал головой Странник. - У Мака будет особое задание. Позже подумаем о том, чтобы он стал одним из нас. Четвёртым должен быть кто-то ещё, кто представляет себе, как нужно обращаться с армией. Кандидатуру оставляю за вами.

- Генерал, - без тени сомнения сказал Вепрь.

- Согласен, - Странник кивнул. - Поручите своим людям доставить его сюда. Он ведь на каторге?

- Мы этим займёмся. Вообще-то следовало бы амнистировать всех политических.

- Не так быстро. Для лояльных граждан и так достаточно потрясений. Ни к чему им знать о смене правительства. Пусть считают, что всё идёт, как шло. Разве что сообщим — война окончена. Всё равно мы её проиграли...

- Возможно, стоит представить всё так, как будто по нашему предложению заключён мир? - после недолгого колебания предложил Вепрь. - Не стоит провоцировать людей на лишнее недовольство. Я так понял, что в связи с лучевым голоданием у них и так будет достаточно поводов для беспокойства! Будет ещё кто-то пятый, я верно понял? Отцов ведь пятеро!

Я молча ждал, как Странник решится сказать им об Умнике — о том самом Умнике, который отправлял таких, как они, выродков на каторгу и верную смерть.

- Умник, - совершенно спокойно сказал Странник и резким движением руки остановил обоих подпольщиков, готовых разразится кучей гневных возражений. - Я знаю, что вы против. Но без него с Отцами ничего не выйдет. И, кроме того, мы превосходно знаем, что девять десятых членов вашего штаба работали на самые разные государственные структуры. У него есть компромат почти на всех. С Умником мы можем быть уверены в том, что контролируем их. Это моё условие. Не будет Умника - я отказываюсь от этой авантюры со свержением Отцов. Альтернатива у вас проста - затяжная гражданская война. И я не убеждён, что победителями выйдете из неё вы.

Зеф молчал, только взглянул на меня.

- Я не доверяю ему, - медленно сказал Вепрь. - И, похоже, Мак ему тоже не доверяет. Не говоря уж о Зефе. Умник сам вёл его процесс... Сфабрикованный процесс, как Вы понимаете!

- Я вообще никому не доверяю, - холодно улыбнулся в ответ Странник. - Но это не значит, что я ни с кем не сотрудничаю. Нужно уметь работать с теми, кто неприятен. С теми, кого не понимаешь. С теми, кто ошибается. С теми, кто всегда прав. Самое сложное — работать с теми, кто нравится. Их промахи всегда неожиданны и потому наиболее болезненны и опасны. Известный вам враг, от которого вы знаете, чего можно ожидать, куда полезнее, чем непредсказуемый друг. Нужно уметь оставить в стороне эмоции, Вепрь. Я знаю, что вы сами думаете также. Но сейчас вы ставите эмоции превыше логики. Это непозволительно. Особенно в нашей ситуации. Она уже критическая. Дальше...

- Всё совсем не так, как кажется? - вздохнул Вепрь. - Всё гораздо хуже?

- Вот именно. Самое время заключать сделку с самим дьяволом, если мы хотим выиграть.

Tuk

Участник
# Дата: 20 Янв 2010 18:38
Ответить 


Интерлюдия.Революционеры..

Люди Вепря пробирались по ночным улицам. Перед ними стояла простая задача: обеспечить прикрытие Страннику и Умнику, на тот случай, если планы Странника сорвутся. Другими словами, требовалось вытащить живыми обоих заговорщиков.

Бойцы были недовольны заданием. Одно дело – быстро, ярко, с пальбой и фейерверком расстрелять конвой, освободив от каторги товарищей по несчастью, таких же выродков, как и они сами, или взорвать башню. Другое - сложно и нудно, без всякой лихости, расписанная операция. «Того и гляди - погонами наградят,» - ворчали ветераны.
Да и Вепрь отправлял своих бойцов на задание скрепя сердце. И они это знали. За много лет совместных операций, настроения командира не просто понимали – шкурой чувствовали.

Подумать только, государственный прокурор и главный контрразведчик заодно с ними!
Нет, не к добру такие скороспелые и невнятные союзы.

Вепря одолевали тяжёлые мысли. Непонятно, как Маку удалось его уговорить на такую авантюру. Мало того, что Странник совершенно непонятный тип, так и план операции для его группы предоставил Умник. Время, события, люди понеслись вскачь. Он чувствовал, что не успевает за ними.
Своим новым союзникам Вепрь не доверял. Они оба были чужаками. Они оба работали на Отцов. И они оба были ему подозрительны. Особенно государственный прокурор! Снова вспомнив о нём, Вепрь поморщился и в очередной раз выругал себя за то, что дал втянуть себя и своих людей в эту авантюру.

Да, Мак за них поручился. Только за Странника, тут же поправил себя Вепрь.
А если весь предложенный им план - просто хитроумная провокация? Вепрю претила сама мысль о том, что он мог обмануться в своём друге. Ну, а если Мак ошибся? Ну что же, если так - то не миновать ему обвинений в предательстве. И вот тогда погоня за Маком Симом по всему Саракшу Вепрю обеспечена..

О том, что его бойцы могут сорвать операцию сами, просто надрывным кашлем, въевшимся запахом дешёвых сигарет, наконец, просто – отсутствием выдержки и отсутствием опыта сложных операций, ему даже в голову не приходило.

А Мак оставался в неведении, что его боевой товарищ Вепрь в случае провала операции может оказаться для него опаснее десятка гвардейских ротмистров.

Loreen

Участник
# Дата: 20 Янв 2010 21:06
Ответить 


Странник.

- Ну, что, болваны, прохлопали Страну?! Я Вас спрашиваю, массаракш-и-массаракш! Кретины! Ты, жердь лопоухая! Институт у него! Контрразведка у него, агентура у него... Ни черта сделать не можете! Ни на что не способны! Да вы что, совсем ум потеряли?! Какой теракт, какие агенты Островной Империи? Ладно, Умник, сукин сын, любитель отрепетированных процессов и терактов, но ты-то, Странник, клялся нам, что всю реальную агентуру островитян раскрыл и перевешал! И что теперь? Центра нет! Башни бесполезны! Вас всех, дармоедов, защитничков порядка и законности, в мелкую труху смолоть нужно! И Департаменты ваши разогнать, массаракш! Толку о вас никакого! Только и умеете, что деньги просаживать, а как работать нужно — так ничего не можете!..

Я молча и терпеливо ждал, пока Папа выдохнется, и с чуть отстранённым любопытством наблюдал, как он из изжелта-белого становится пунцово-красным. Не шандарахнул бы его тут удар... Наконец он замолчал, перестал бегать вокруг стола и плюхнулся на своё место.

- Боевиков островитян, заданием которых была ваша физическая ликвидация... - тут я сделал паузу и медленно обвёл их взглядом, на секунду задержавшись на Умнике, - мы установили и нейтрализовали. У нас не было ресурсов на то, чтобы убрать их всех. Пришлось определять приоритеты - либо вы и ваши жизни, либо какой-то теракт в Столице.

- Никто даже представить себе не мог, что это будет Центр, - вставил Умник.

- Даже сами островитяне этого не знали, - во внезапном приступе вдохновения добавил я. - Они хотели встряхнуть Столицу, а что может подействовать на нервы людям сильнее, чем лишение их обычных, привычных, ставших необходимыми, как воздух, развлечений. Они били не по Центру. Они по теле- и радио- центру били. Нам просто капитально не повезло. Но мы здесь затем, чтобы это фатальное невезение превратить в удачу. Теперь, когда башни не действуют, мы обречены на бунт черни. Ударят в первую очередь по вам и по нам. Главные враги для них, конечно, вы... если только нам не удастся вас вытащить отсюда.

- Ещё при покойном императоре было выстроено Убежище, - Умник вновь вступил в разговор как раз вовремя, чтобы всё это не выглядело исключительно моей идеей. Это бы их насторожило. А так... они превосходно знали, что мы с прокурором друг друга на дух не переносим, и потому должны были услышать глас разума... а точнее — вопль инстинкта самосохранения. - Вы можете переправиться туда. Там удобно, безопасно. Это автономное сооружение, рассчитано оно примерно на год жизни для полсотни человек. Вам на пару месяцев хватит.

- А мы за это время возьмём ситуацию под контроль. По крайней мере, у меня руки будут развязаны — я смогу все силы бросить на поиски шпионов, не беспокоясь о вашей безопасности.

- Я предоставлю охрану из надёжных, проверенных людей, - Умник отлично помнил наш с ним разговор. Побоялся всё-таки, что Отцов прятать буду я сам, без его участия. Влез. Ну что же, отлично. По лицам Отцов видно, что они не в восторге от этой идеи — они-то прекрасно знают цену безопасности, которую может обеспечить Умник! Самое время подсунуть им Мака. Пусть займётся делом, а то после смерти девушки ему и до нервного срыва недалеко.

- У меня есть отличный телохранитель, - я неприязненно взглянул на Умника, и тот скривился в ответ. Молодец, старый лис. Чувствует, что нужно демонстрировать нашу взаимную неприязнь... для пользы дела. - Я готовил его долго. Он, как говорится, в огне не горит, в воде не тонет, и вообще пуленепробиваемый! Мутант. Счастливая мутация, одна на сотню тысяч. Лучшего кандидата представить себе нельзя.

- Хочешь сказать, что охрана у нас будет от вас обоих? - вот это Папе явно было по душе.

- Да. Но рекомендую поторопиться. Островитяне ждать не будут. И здесь, в Столице, с каждой минутой опасность для вас возрастает. У нас есть данные... - я помедлил, - у нас есть сведения, что готовится массированное нападение Островной Империи на нас. А в нынешней ситуации мы и одну войну вряд ли можем себе позволить, не говоря уж о битве на два фронта.

Отцы переглянулись. Похоже, почти поверили. Еще один малюсенький толчок в нужном направлении... Ну же, Умник!..

- У нас таких сведений нет, - отрезал Умник.

- У тебя их и не может быть, - презрительно заметил я. - Ты со своей конторой привык с липовыми выродками бороться, большего толку от вас не дождёшься.

- Контрразведка - дело Странника, - заметил Шурин. - Я склонен в этом верить ему.

- Может, хватит трепаться? - впервые заговорил Деверь. - Может, всё-таки займёмся делом? Не пора ли нам побеспокоиться и о себе?

Мак выскользнул из-за моей спины серой тенью. Отцы с видимым удовольствием смотрели на него. Так и читалось в их глазах: Ох, хорош сукин сын, ох, хорош! Я сам почувствовал удовлетворение: мальчику всё-таки удалось взять себя у руки. Пожалуй, из него действительно выйдет неплохой помощник...

Где же Вепрь со своими людьми?

Не успел я об этом подумать, как грохнуло где-то совсем рядом, так близко, что зазвенела хрустальная люстра под потолком. Потом раздался новый взрыв, ещё раз, и ещё. После короткой паузы начался перестук автоматных очередей.

Отлично! В самый раз! Лучше не придумаешь! Пора на выход, дорогие мои бывшие Неизвестные Отцы!

- Островитяне! - рявкнул я. - Скорее, через второй выход! Мак, головой отвечаешь! Я их тут задержу!

- Быстрее! - заорал, вскакивая, Папа. - Они уже здесь!

Все пятеро, толкая друг друга, ринулись к узкой двери. Максим помедлил, вопросительно взглянув на меня. Я кивнул, и он ринулся следом за Отцами.

Умник захлопнул за ними стальную дверь.

- Что теперь, Странник? - поинтересовался он.

- А вот теперь подождём новых Отцов, - усмехнулся я, садясь в одно из золочёных кресел и наблюдая за Умником, который выбрал себе место Папы и ёрзал, стараясь устроиться поудобнее.

- Ну, я так полагаю, что двое из них уже тут? - наконец вопросил он.

В кармане у меня тихонько мурлыкнул коммуникатор. Ох, не к добру всё это... Сверхсрочная связь с Землёй. Что могло заставить Комкон прислать мне сообщение категории «А-экстра»?
Я пробежал глазами текст приказа. Ощущение у меня было такое, что меня дубинкой огрели по голове.

«Рудольфу Сикорски, члену СГБ на планете Саракш.
В связи с произошедшими событиями считаем необходимым напомнить, что, согласно статьям 33-48 Кодекса, сотрудникам СГБ категорически запрещено входить в высшие органы власти государственных образований любого уровня любых планет, за исключением Земли и членов Земной конфедерации. Также напоминаем, что нарушение данного положения влечёт немедленный отзыв с планеты и дальнейший запрет возврата на неё в любом качестве»

Я отключил коммуникатор, сработанный под местную электронную записную книжку и засунул его в карман, с трудом удержавшись от того, чтобы не расколотить его вдребезги.

Опять! Опять! И всё напрасно! Все мои поездки на Землю, участие в бесконечных совещаниях — всё пустая трата времени, когда его мне так не хватало здесь! Все наши споры до хрипоты, когда я доказывал, что наиболее эффективной будет работа на планете, если сотрудник СГБ (кто-то, кажется, Комов, метко назвал нас прогрессорами) будет входить как раз-таки в высшие органы управления. Это же доступ к информации — самой свежей, самой секретной, самой точной! Это раз! Это же доступ к ресурсам — без ограничений! Это же возможность принимать решения и не тратить кучу времени на интриги, стараясь эти самые жизненно важные решения реализовать!

Нет, они снова ссылаются на этот седой принцип невмешательства, не понимая, что связывают нам руки, но при этом разрешают совать голову в пасть голодным тахоргам!

Итак, распоряжение Земли, как всегда, этически безупречное. Как всегда — доброе. Самое доброе. Если есть два решения — одно доброе и идиотское, а второе разумное и жёсткое, они непременно выберут самое доброе...

Так что там мне говорит Земля? Что хочешь делай, но в Совет Пятерых не входи. Ни при каких обстоятельствах. Точка!

И как теперь поступить? Отпустить в свободное плавание команду Умник-Вепрь-Зеф и кто-там-ещё? Сколько после этого нужно будет времени, чтоб этот корабль пошёл ко дну по причине резни внутри отцов-командиров? Месяц? Неделя? Пара часов?
Если бы я занял место одного из Отцов, то, уверен, смог бы их заставить работать вместе и на общее дело. А так - пиши пропало. И все усилия многих людей за последние сутки пройдут прахом.

Краем глаза я наблюдал за прокурором, всё ёрзающим в папином кресле. Вот у кого сомнений нет. Дорвался до власти — ухватывай. Ухватил — держи. Отнимают — дерись. Вот такие власть могут урвать. И удержать.

Ладно, будем откровенны сами с собой, Ваше превосходительство. Что мы собираемся сделать? Мы собираемся наплевать на чёткий и недвусмысленный приказ с Земли. Просто оттого, что другого выхода нет. Верней, другой выход есть, он будет этичным... безупречным... и преступным. Альтернатива проста: или брать страну и ответственность за своё решение на себя, проигнорировав приказ, или предать всех тех людей, которые мне поверили и начали действовать по моему плану...

Послышался топот, крики, снова раздалась стрельба, но быстро смолкла. Вообще пальба в этом перевороте была недолгая. И без ожесточения. У меня было ощущение, что с бегством бывших Отцов гвардейцев из охраны Дворца словно подменили. Здание, строившееся как крепость, готовое выдержать долговременную осаду, пало в течении нескольких часов.

Распахнулась главная дверь в зал. Вепрь со своей бригадой был страшен и по-своему велик. Чёрный от пороховой копоти, с горящими глазами и без тени усталости на лице. Вид бывшего воспитуемого утвердил меня в решении остаться. Тяжело с ним придётся. Слишком долго Вепрь жил в вооружённой оппозиции к любой власти. Революционер, несгибаемый боец...

Каким он будет строителем и созидателем, этот вечный разрушитель? Несмотря на все предварительные переговоры и договорённости я почти пожалел, что отправил Мака с Отцами и с уже нескрываемым сочувствием посмотрел на Умника, на лице которого отчётливо читалось желание оказаться где и когда угодно, но, только не здесь и не сейчас...

Бывший государственный прокурор, как и следовало ожидать, вцепился в подлокотники и втянул голову в плечи. Это меня не удивило — я всегда трезво его оценивал. Драться в открытую он неспособен. Его стихия — интриги и хитроумные многоходовые провокации. Сложную, прямо скажем, партию с Вепрем, мне предстояло разыгрывать в одиночку. Подчинить себе. И его, и его группу. Прямо сейчас. А то потом хлопот с ними не оберёшься!

Я шагнул вперёд, протягивая старому революционеру руку.

- Рад приветствовать вас, Вепрь! Ну что же, всё вышло, как мы и рассчитывали. Отцов больше нет. Совсем забыл спросить, со штабом вы разобрались?

Вепрь кивнул.

- Нам удалось изолировать большую часть тех, о ком мы с вами уже говорили. Правда, не всех...

- С этим могут быть проблемы... - пробормотал я. - В любом случае, мы вынужденны взять управление государством в свои руки. - Когда я произнёс эту фразу, то сразу и отчётливо осознал — пути назад нет. Я уже нарушил приказ Земли. Оставалось только идти до конца.

- Может быть, отпустим ваших людей, вызовем Зефа и займёмся решением насущных проблем?

- Пожалуй, - кивнул Вепрь. - У нас очень много дел!

Анна
Участник
# Дата: 21 Янв 2010 11:12 - Поправил: Анна
Ответить 


Эгер Дардан. Дневник.

Меня зовут Эгер Дардан. Мой отец погиб в самом конце войны, когда она почти стихла. Мне было семнадцать лет. Я только что окончил школу и как сын героя войны был принят на двухгодичные курсы учителей. Школ было мало, учителей было мало. Я пришел в кое-как отремонтированную школу к куче анемичных детишек, бледных, никогда не видевших Света. Я Свет тоже не видел, но читал в отцовских книгах, что Мир не такой, как меня учили, что он как большой шар и движется вокруг Света. А в старой книге нашел стихи о том, как Свет уходит за горизонт. За горизонт...

Было тяжелое время, но я был молод, здоров и плевал на трудности. Моя мама, Флори Дардан, до войны пела в опере. Потеряв мужа, она потеряла голос и потеряла всё.

Через несколько лет начались головные боли, они приходили в одно и то же время и потихоньку убивали меня. Как-то незаметно из уважаемого учителя я стал выродком, врагом, опасным для детей. Последние десять лет я работаю грузчиком в магазине. Больше меня никуда не брали.

Фата работала уборщицей в телецентре. Я познакомился с ней, когда привозил продукты в буфет центра. Я сказал ей: «Подвинься, красавица.» А она обернулась ко мне и посмотрела таким синим глазом, что все мои гормоны ударили меня по мозгам, и ничего сделать уже было невозможно. Даже когда я увидел её обожженную правую щёку.

Потом родилась Лини. Фату выписали из роддома сразу же после первого приступа у Лини, объявив, что ребёнок болен и долго не проживёт. Это была правда, дети-выродки быстро умирали, не выдерживая ударов. Проклятая наследственность. Не знаю, на что мы надеялись...

В тот день, когда погибла Фата, мы с Лини из выродков превратились в людей. Если бы не Лини, я считал бы смерть жены непомерной платой за наше освобождение от муки.

Магазин, где я работал, закрылся сразу после взрыва. В городе началась эпидемия неизвестной болезни. Хозяин и продавцы не вышли на работу. Все, кто не заболел, охраняли магазин днём и ночью.

Мама переселилась к нам. А через две недели произошло чудо. Из департамента образования пришло письмо с приглашением вернуться в школу. Завтра я иду на собрание учителей.

Анна
Участник
# Дата: 13 Июл 2010 19:48 - Поправил: Анна
Ответить 


Эгер Дардан. Дневник.

На собрание пришло пять учителей.

Громогласный математик Туту. Когда он кричал в классе «Потёмы!!», слышала вся школа. Дети не боялись его и любили слушать, как после уроков он пел грустные и тихие песни, от которых становилось тепло и спокойно.

Ботаничка Асма, пухлая и вечно говорящая о своих пухлых детях, но хорошо знавшая свой предмет. На её уроках всегда было шумно, все разглядывали и обсуждали засушенные листочки, которых у неё было бессчетное множество.

Физик Зану был влюблен в физику. Я учился у него еще до войны. На уроках мы писали сочинения «Что будет, если исчезнет сила трения?», а потом обсуждали, необидно смеялись над ошибками и итожили: без трения жизнь невозможна.

Все они были старше меня лет на десять.

Еще пришла незнакомая нам женщина. Хесу прислали в школу «сверху», она будет преподавать литературу и, похоже, будет директором школы.

И, наконец, я. Пока преподавать мне будет нечего. Так сказала Хесу. Историю переписывают. «Как переписывают?» – спросил я. «Убирают ложь, которую говорили о выродках, пишут правду о нашей жизни, - ответила Хесу, - да и жизнь наша уже изменилась. Разве ты этого не заметил?»

«Заметил»,- ответил я. И правда, лучевых ударов нет, водопровод не работает, электричество дают с перебоями, вечером по улицам бродят тени, и на улицу лучше не выходить.
По телевизору больше не показывают Узоры и другие глупости, зато стали петь довоенные песни. Как-то я увидел свою мать, молодую, гордую и счастливую.
Несколько раз выступал широкоплечий человек с уверенным голосом. Он говорил о восстановлении порядка в городе, о том, что власть делает все, чтобы наладить спокойную жизнь, но я, привыкнув не слушать «говорящие головы», не слушал и его.
Спросил у Хесу, знает ли она его. «Неизвестные отцы становятся известными», - загадочно ответила Хесу.

Учебный год начнется, как всегда – в первый день осени и школу надо подготовить. Делать это, кроме нас, некому. Наша задача – убрать завалы мусора возле школы. Мусорные баки у домов полны, никто мусор не вывозит, и жители повадились выбрасывать его на школьный двор.

На следующий день мы начали очищать двор. Огромная воняющая куча. В гниющих нечистотах завелись черви. Одноглазая кошка роется в поисках съестного. Собаки отгоняют её, откапывают из завалов человеческие руки, ноги, головы. Мы отгоняем собак, части тел сваливаем в мешки, несем в полицию. Мусор грузим на тачки и вывозим за город на свалку. Час туда, час обратно. Возвращаемся назад, а мусор прибыл, его столько же, сколько было.
На третий день приехал инспектор, посмотрел на нашу работу, сказал «Дасхат кайнен зин» и пообещал машину. Смешные и странные слова, похожи на «Дураки вы все». Видно, появилось новое ругательство.

Устаю не от работы, устаю от запаха, страшных находок. Домой прихожу, когда Лини уже спит, долго отмываюсь в тазу, с отвращением съедаю ужин и ложусь спать. Спать...

Часами лежу и разговариваю с тобой. Всего-то хочу сказать, как я люблю тебя, а слов нет. Сколько лет должно пройти, чтобы я мог засыпать и просыпаться, не думая о тебе. Я вспоминаю день, когда ты пришла ко мне, а я не ждал и наелся чеснока. Ты сказала: «Тащи чеснок!» Мы долго смеялись и забыли обо всем. В этот день и появилась Лини. Фата не была выродком и мы решили оставить ребенка.
Под ругань отца и слезы матери Фата собрала вещи и ушла ко мне. «Никогда», - сказал отец, а мать приходила к нам тайком, приносила еду и игрушки и называла Лини «моя горошинка».

Всего-то хочу сказать, как я люблю тебя. Ты говорила мне: «Спроси, зачем я живу?» «Зачем ты живешь?», - спрашивал я, зная ответ, а ты тихо и торжествующе отвечала: «Чтобы любить тебя».

В детстве я мечтал построить воздушный шар и улететь за небо, чтобы посмотреть на Свет. А мой Свет был на земле, и никакого другого мне не надо было.

Loreen

Участник
# Дата: 19 Июл 2010 15:37
Ответить 


Странник.

Я молча осмотрел всех собравшихся.

Вепрь. Во главе стола, на месте Папы. Серьёзный, собранный, как всегда уверенный в своей безусловной правоте.
Генерал. Справа от Вепря. На месте Деверя. Уставший, злой и до сих пор тощий, как щепка. Не успел прийти в себя, всё ещё не может поверить, что он не на каторге.
Зеф. Напротив Вепря. На месте Свёкра. Растрёпанный, встревоженный и замученный свалившимися на него проблемами с эпидемией. Да, друг мой, это рассуждать о сломе системы хорошо. А вот как станешь свидетелем этого самого слома - тут-то и увидишь, скольких под собой погребает рухнувшая система. И насколько жестоко всё это происходит...
Умник. По другую сторону стола. Рядом со мной и слева от Вепря. На месте Шурина. Внешне безразличный, но строящий грандиозные планы по смещению Вепря. Прекрасно знает, что не справится с валом захлестнувших страну проблем, но не интриговать не может.
Ну, и я. Вопреки прямому запрету Земли - один из Неизвестных Отцов. Думаю, выгляжу ничуть не лучше остальных четверых.

На Саракше никогда не было просто. Узнав о взрыве Центра, я предполагал, что будет очень трудно, но даже представить себе не мог - насколько.
Последний месяц был сплошным кошмаром. Впечатление было такое, что ситуация ухудшается с каждой секундой. Всё, чего нам удалось добиться - заключение перемирия с Хонти. Да и то скорее потому, что обе стороны конфликта просто выдохлись.

Внутренние дела были плохи. Плохи настолько, что треть вооружённых сил, которые были как воздух нужны на границе с Островной Империей, пришлось оставить в стране, чтобы хоть как-то поддерживать подобие общественного порядка. Патрули на улицах, аресты, комендантский час - и даже это не спасало от убийств, грабежей и мародёрства. Грабили всё и всех - магазины, склады с продовольствием, жилые дома, пока их хозяева валялись в полубессознательном состоянии из-за лучевого голодания.
Надвигался настоящий голод. Пока все проблемы со снабжением удавалось как-то сглаживать, но на новый урожай надеяться не приходилось.

Постоянно происходили стычки на улицах между приверженцами разных течений в подполье. Пришлось задействовать всю сеть Умника. Вепрь недрогнувшей рукой санкционировал аресты, закрытые суды над просветителями и аристократами, не подлежащие обжалованию приговоры: каторга, каторга, каторга... Хорошо, хоть не расстрелы...

И всё это на фоне лучевого голодания. Промышленность страны практически парализована, как и большая часть армии. Военных ещё как-то удавалось заставлять делать то, что необходимо: привыкшие к беспрекословному подчинению, они снова просто выполняли приказы. С остальными, чья деятельность подразумевала хоть какую-то попытку самостоятельности, всё обстояло в разы хуже.

- Психиатрические клиники переполнены, - Зеф сказал это резко и неожиданно. Все вздрогнули и обернулись к нему. - Мы будем вынуждены выписывать не буйных.

- Они смогут себя сами обслуживать?

- В период просветления - да. В остальное время - нет, - отрезал он.

- Значит, они умрут с голоду, - я не спрашивал, я утверждал.

Снова повисло тяжёлое молчание.

- Можно обратиться к жителям, попытаться найти добровольцев для помощи больным...

- К кому? К валяющимся в депрессии лучевым наркоманам? Это бесполезно.

- Примерно сколько смертей вы прогнозируете?

- Процентов тридцать от тех, кого выпустим. Может, тридцать пять.

- Может, стоило бы отпускать не «не буйных», а полностью неизлечимых? - Умник не поднимал глаз от лежащих перед ним бумаг.

- Чтобы они побыстрее узрели Мировой свет? - иронически поинтересовался Зеф.

- Чтобы не тратить на них отнюдь не безграничные время и ресурсы!

- Нет, - резко сказал я.

- Вообще-то в этом предложении есть свой резон, - пробормотал Генерал.

- Нет, - снова повторил я. Доводы типа «это негуманно» вряд ли могли подействовать в нынешней аховой ситуации. - Выпуская буйных, мы спровоцируем жертвы среди населения, и ещё больше загрузим военные патрули. Это неразумно.

- Вопрос закрыт, - Вепрь перевёл взгляд на Умника. - Списки выродков вы подготовили?

- Да, - кивнул Умник. - Вот тут все, материал на которых удалось собрать.

Он толкнул толстенную папку в сторону Вепря. Тот открыл её, быстро пробежал несколько листов.

- Хорошо. Начнём розыск. Будем ставить их на самые болевые точки. По крайней мере, закроем самые зияющие прорехи. Не знаю, смогут ли они заставить работать «лучевиков», но других вариантов пока нет.

«Лучевики». Это словечко прижилось - так стали называть бывших лояльных граждан, поддающихся влиянию излучения башен, а теперь страдающих от лучевого голодания.

- Смогут, - жёстко сказал Генерал. - Когда будут вспоминать, как к ним самим относились «лучевики», всякие жалостные соображения вряд ли станут определять их поведение.

- Вот и хорошо. Розыском выродков займётесь вы, Умник. И будете определять, кого куда направить - в первом приближении. Корректировать назначения стану я. С этим разобрались. Теперь - дальше. У кого-то есть идеи, как нам справиться с подступающим голодом?

- На самых тяжёлых работах надо использовать труд заключённых, - пожал Генерал плечами. Тот самый Генерал, который ещё месяц назад был одним из воспитуемых, одним из смертников-сапёров, ежедневно рискующих жизнью за дополнительную порцию жратвы. - Пускай занимаются расчисткой лесов смерти не для новых башен, а для сельского хозяйства. Надо ввести общую трудовую повинность для «лучевиков». Пускай пашут на полях. Им самим надо что-то есть - так пускай вкалывают, а не по домам в апатии валяются.

- Кто будет ими управлять? Опять выродки?

- Разумеется. Выродки и переданные в их подчинение военные. Надо будет разрешить применение самых жёстких мер против тех, кто станет отказываться от работы.

- И... насколько жёстких?

- Любых.

- Нет, - покачал головой Вепрь, - я не сторонник эскалации насилия. Пускай у выродков будет право их штрафовать или применять к ним краткосрочные аресты, но - не более. Самосудов я не потерплю! - он помолчал. - Проблема голода встанет уже в ближайшее время. Все прочли отчёты Департамента снабжения? То продовольствие, что есть в наличии, может обеспечить наши потребности - по минимуму обеспечить, я подчёркиваю! - не больше, чем в течение двух недель. Новый урожай - это прекрасно, но что мы станем делать сейчас?

- Выход прост - закупать продукты питания за границей, - Умник чуть-чуть улыбнулся. - У меня есть выходы на крупных поставщиков продовольствия в Хонти и Пандее. Проблема в том, что нам нечем платить!

- Реквизиция ценностей, - сказал Зеф. - Надо будет изъять всё, мало-мальски ценное, у осуждённых. И использовать вырученные средства на закупку продовольствия.

- Хорошая мысль, - кивнул Умник. - Повторяю, я могу этим заняться.

Я прямо-таки слышал, как в его голове щёлкает арифмометр, высчитывая баснословные прибыли, которые он получит, дорвавшись до этой кормушки. Надо будет прикомандировать к нему своих людей. Пускай приглядят за прокурором.

- Главное - контролировать распределение продуктов питания, пока ситуация не выправится, - я заметил, как скривился в ответ на мои слова Умник, и усмехнулся про себя. - Департаменту здоровья следовало бы рассчитать, сколько продовольствия потребуется на поддержание нормального существования разных категорий населения. А мои сотрудники - те, кому я доверяю, - будет следить за тем, чтобы эти нормы жёстко соблюдались. Иначе мы столкнёмся с неуправляемым чёрным рынком. И нынешний всплеск преступности покажется нам ерундой.

- Хорошо, - кивнул Вепрь. - С этим тоже решили. Что с Островной Империей, Странник?

- Пока ничего. У меня нет никаких сведений о дате вторжения. Но то, что оно будет - несомненно.

- Вечная неустранимая угроза... Армия справится с отражением нападения, Генерал?

- Не знаю, - Генерал чуть помолчал, потом нерешительно спросил: - А... передвижных излучателей... я имею в виду - работоспособных излучателей... в вашем Департаменте не осталось?

Вот оно.
Ну что же, они выдержали почти месяц, прежде чем задать этот вопрос. А ведь как был легко прежним Отцам - р-р-раз! И армия дерётся не на жизнь, а на смерть. Два! И фермеры пашут, не разгибаясь, с утра до ночи. Три! И на улицах тихо и спокойно, все сидят дома и пялятся в телевизоры...

- Остались, - сказал я спокойно, разглядывая всех четверых по очереди. - Вы намерены их использовать?

- Только на самый крайний случай! - поспешно сказал Генерал. - Ну, если и вправду будет массовый десант островитян. Нам же иначе с этим не справиться.

- Объявить «крайним случаем» можно всё, что угодно. Начиная от войны или неурожая и заканчивая уменьшением популярности правительства. Вы считаете, что допустимо использовать излучатели и в этих случаях? - они все отвели глаза. Все, кроме Вепря.

- Вы же сами видите, что творится. Если для отражения атак Островной Империи нам потребуется использовать излучатели, если это будет единственным решением - значит, нужно будет принять это решение.

- А как вы поймёте, что это именно единственное решение? Может быть, есть десяток других, менее бесчеловечных, но мы просто не хотим их искать? Об этом вы не подумали, Вепрь? Уверяя себя в том, что «нет другого выхода», мы просто отказываемся от попыток решить проблему иначе!

- Хорошо, - в который раз уже повторил Вепрь. - Генерал, дважды в день сводку о положении дел на границе с осторвитянами - мне на стол. Если я решу, что ситуация критическая, то соберу вас всех и мы примем окончательное решение. А пока, Странник, обеспечьте работоспособные излучатели. Полностью готовые к быстрой переброске на южную границу. На этом дискуссия окончена. Заседание - тоже.

На выходе из зала я остановил Зефа.

- В моём институте велись кое-какие разработки, которые мы можем использовать для лечения «лучевиков». Причём как тех, кто просто страдает от лучевого голодания, так и тех, у кого всё гораздо хуже.

- Вы изобрели лекарство от шизофрении? - изумился Зеф.

Конечно, изобрели, доктор. Давным-давно и на другой планете под названием Земля. Вся проблема в том, что дома мы лечили, так сказать, естественную шизофрению, а здесь нам придётся лечить ту, что вызвана до сих пор как следует не изученным излучением. Земные специалисты требовали больше времени, больше данных, больше местных животных для исследований, но мы находились в критическом цейтноте.
Поэтому я был вынужден рисковать.

- Я не совсем уверен. Всё это - лабораторные разработки, даже не апробированные на добровольцах. Возможно, с серьёзными побочными эффектами...

- Хуже, чем есть - не будет, - возбуждённо сказал Зеф. - Мы попробуем препарат на контрольной группе. Подберу самых тяжёлых. Тех, кто опасен для себя и окружающих.

- А если мы ухудшим их состояние? - медленно спросил я.

- Это просто невозможно. Хуже уже просто не может быть, - упрямо повторил Зеф.

Да, наверное. На первых порах будет лучше. Но что потом? Я хорошо помнил свой недельной давности разговор с доктором Костиным на эту тему, и то, что он мне тогда сказал, вызывало уныние.

- Ваши «лучевики», Рудольф, - классические абстиненты, и их абстинентный синдром не вылечить даже сильнейшими лекарствами, делающими абсолютно здоровыми обычных шизофреников, без превращения всей страны в один огромный госпиталь лет на пятнадцать, а где взять такое количество оборудования и специалистов? - тут Костин поправил очки в почти невидимой оправе, и я в который раз удивился, почему он не сделает себе коррекцию зрения. - Но выход есть. Не знаю только, понравится ли он вам. Абстинентные синдромы поддаются лечению психотропными веществами, вызывающими привыкание. Проще говоря - наркотиками. Вы знаете, что это такое? Хорошо. Наркотики могут помочь, но это всего лишь отсрочка, грозящая неминуемыми новыми проблемами в будущем. Решайте, что для этих несчастных важнее - снять кризисное состояние сейчас, сделав их зависимыми от новых препаратов, или ждать, пока природа возьмёт своё. Или ищите третий путь. Я его пока, увы, не вижу.

Я этого третьего выхода не видел тогда, и не мог себе представить теперь. Поэтому и сказал:

- Хорошо, Зеф. Поедемте в Департамент специальных исследований прямо сейчас. Получите первую партию препарата. Вы правы, выбирать нам особо не из чего. К несчастью.

Начало -
Ваш ответ
Bold Style  Italic Style  Underlined Style  Image Link  URL Link  Insert YouTube video  Empty quote 
:) ;) :-p :-( Ещё смайлики...  Отключить смайлики в сообщении
#610B38 #DF0101 #8A4B08 #FF8000 #0B610B
#01DF01 #01DFD7 #08088A #2E2EFE #7401DF
#DF01D7 #585858 #BDBDBD #D0A9F5 #A9D0F5
Ochrana proti spamu. Napi№te prosнm инslici иtyшi:

» Логин  » Пароль 
Только зарегистрированные пользователи могут здесь постить. Авторизуйтесь для отправки сообщений, или зарегистрируйтесь сейчас.

 
На форуме: Гостей - 1
Участников - 0
Рекорд одновременно присутствующих на форуме, Всего: 251 [23 Янв 2017 05:48]
Гостей - 251 / Участников - 0


Поддержка: miniBB™ © 2001-2018